Good Anon
Название: Свадебный переполох
Фандомы: Мстители, Сумерки, Гарри Поттер, Темный Дворецкий, Шерлок ВВС, Александр, House M.D.
Персонажи: Эдвард/Стив, Эдвард/Джейкоб, Локи, Дамблдор, Волдеморт, Полумна,Лестат, Грелль, Уильям, Хаус, Ирэн Адлер, Мадам Рэд, Себастьян, Шерлок, Гефестион, Верка Сердючка
Жанр: Романс, стеб
Рейтинг: R
Описание: Не каждая свадьба заканчиваются хорошо. Особенно если это свадьба супергероя и вампира. И конечно какая же свадьба без драки?

Продолжение фанфика Сумерки девственника


Этот бар на своем веку повидал множество драм. Здесь страдали от любви, переживали военные поражения, вычеркивали из жизни предателей-друзей, искали смысл жизни и просто пили от безысходности. Но можете быть уверены, радостей бар повидал тоже немало. Иногда посетители даже на время забывали о его основном предназначении. Но сегодняшнее событие было в истории заведения впервые. Здесь играли свадьбу.

Гости в парадных костюмах занимали свои места, Себастьян с неизменной улыбкой и полупоклоном предлагал им шампанское, а Полумна, позабыв о работе, в дальнем углу зала на цыпочках нашептывала высокому блондину в старомодном костюме:

– Они невидимы, но у меня есть возможность их поймать.

Мужчина со скучающим видом смотрел на гостей, но Полумну не отталкивал. Она же, полагая, что заинтересовала его, продолжала:

– Еще они могут красть ваши мысли. Представляете, вы подумали о чем-то, а через секунду коварный мозгошмыг уже стащил вашу мысль! А еще…

– Кровь у них есть? – перебил ее мужчина и, грубо схватив девушку за подбородок, повернул ее лицо так, чтобы посмотреть ей в глаза.

– Д… Да, – выпалила Полумна.

– Тогда покажи мне, – прошептал он, наклоняясь к ее шее.

– Лестат! Как всегда, заставляешь гостей ждать, – с улыбкой произнес Эдвард, хвыатая его за локоть и уводя от Полумны. – Запомни, это не твоя свадьба, поэтому в центре внимания должен быть не ты. Сегодня ты всего лишь друг жениха.
Лестат поправил бархатный пиджак и, слегка скривив нос, последовал за Эдвардом. Гости уже собрались и молча ждали, когда жених и его друг займут свое место на сцене, переделанной для особого случая в алтарь.

Стив от нервного напряжения теребил в руках букет, сунутый ему в руки Коулсоном, и не решался оторвать взгляд от пола, боясь увидеть количество собравшихся.

– Успокойся, – услышал он из-за спины.

– Не могу. Фил, это же моя свадьба, – сквозь зубы процедил Стив.

Коулсон вздохнул, но спорить не стал. Наверное, все невесты нервничают перед свадьбой. Лучше их не трогать, решил он. Вместо этого Фил еще раз проверил, на месте ли запонки на рукавах Стива, не отстегнулась ли случайно резинка галстука, и не треснут ли брюки, когда Эдвард поднимет невесту на руки. Убедившись, что все в порядке, он встал позади Роджерса, украдкой достал из внутреннего кармана пиджака карточку с фотографией Капитана Америки, погладил пальцем то место, где было изображено лицо, и еще раз грустно вздохнул, бросив взгляд на Стива.

Когда все, наконец, собрались, Фьюри, взявший на себя обязанности священника и надевший по этому поводу свой парадный черный плащ, деликатно покашлял, привлекая всеобщее внимание. Церемония началась. Гости притихли и, набравшись терпения, начали с важным видом слушать речь священника.

– Если есть в этом зале человек, знающий причину, по которой эти двое не могут быть вместе, – к счастью, монотонная пятнадцатиминутная речь, которую Фьюри читал по бумажке, подходила к концу, – Пусть скажет сейчас или молчит вечно.
В зале воцарилась благоговейная тишина. Было слышно, как Грелль тихонько всхлипывает, пряча слезы зависти в полотенце, которым он обычно вытирал стаканы. Стив украдкой посмотрел на Эдварда и тут же отвел взгляд.

– Ну, раз ни у кого нет причин… – подытожил Фьюри, но тут раздался громкий треск, и из коридора в бар ворвалось облако пыли вперемешку со щепками выбитой двери.

– Успел! Прямо как в кино, в самую последнюю секунду, – взору всех собравшихся предстал Тони Старк, отряхивающийся от сора. – Выходить замуж, не отдав все долги, плохая примета, знаете ли. А уж Стив-то мне кое-что должен! В прошлый раз нас прервали, так что предлагаю закончить, – подмигнул он побледневшей невесте.

– Так это от тебя он в тот раз сбежал? – Эдвард вышел вперед, загораживая Роджерса. – Стив теперь практически замужний человек, будьте осторожны в своих непристойных предложениях, сэр.

– Послушай, во-первых, я его первый увидел, – привел Старк самый весомый аргумент, – А во-вторых, тебе тоже стоит разобраться с долгами, дорогуша, – Тони отошел от разломанного дверного проема, явив гостям хорошо сложенного юношу с длинными черными волосами.

– Джейкоб? О, господи… – Каллен устало потер переносицу. – Разве в прошлый раз мы с тобой не все решили?

– Ты полагаешь, что исчезнуть из жизни другого человека, едва услышав о вражде наших родов – это «все решили»? – повысил голос Джейкоб. – Все это время я как раз и ждал хоть каких-нибудь объяснений!

– Отлично, парень, ты отвлекай бледного, а я пошел, - шепнул Джейкобу Старк и решительно двинулся к алтарю.
Все внимание гостей было приковано к наиболее громким участникам перепалки – Эдварду и Джейкобу, поэтому никто из присутствующих не заметил, как Тони что-то быстро сказал Стиву на ухо и, воспользовавшись его замешательством, схватил за руку и потащил к выходу. Только громкое возмущение Рождерса вывело всех из оцепенения.

– Да как ты смеешь! – Эдвард вцепился во вторую руку Стива и, вырвав его из лап Старка, прицельно ударил Тони в нос.

Тот, конечно же, терпеть не стал, и разразилась массовая драка. В категорию массовой она перекочевала после того, как Джейкоб схватил Калена за волосы и развернул его к себе со словами: «Я еще не закончил, выслушай меня!»

Лестат, который в этот момент почти уговорил какую-то миловидную девушку с точеной фигуркой подставить свою шейку для «поцелуя», вдруг потерял ее внимание. Красотка совсем позабыла о нем и с оживлением наблюдала за дерущимися. Как можно было пропустить такую потасовку! Лестат недовольно поджал губы, расправил манжеты и поднялся со своего места – возвращать внимание публики.

– Прости, ничего личного, – его ухоженная рука встретилась со скулой Старка.

– Ой, у вас тут праздник, господа, – оглядываясь по сторонам, в зал неспешно вошел Шерлок. – Молодой человек, бутылочки не найдется? – он хлопнул по плечу Лестата.

Тот обернулся и злобно зыркнул на мужчину. Тони в долгу не остался, поэтому изящная лента с волос вампира совсем не аристократично сбилась набок, отчего волосы растрепались.

– Если только вы желаете нацедить в нее своей крови… – Лестат хищно улыбнулся и впился зубами в шею беззащитного Холмса.
Все могло бы закончиться плачевно, но опустившаяся на голову вампира бутылка остановила негуманные действия.

– Не сметь кусаться в моем баре! Пускать кровь – это моя привилегия, – с гордостью заявил Грелль, опустив руку с орудием. – Пойдем, Шерлок, у меня для тебя и пустая посуда найдется, и что-нибудь успокоительное.

Грелль приобнял Холмса за плечи и повел на кухню, совсем не заботясь о состоянии Лестата. Тот же, оглушенный бутылкой, упал лицом на шахматную доску.

– Ну вот, а я только собирался совершить такой ход… – с грустью вздохнул Дамблдор.

– Молодой человек, будьте аккуратнее в следующий раз, – интеллигентно попросил Волдеморт. Поднявшись со своего стула, он взял тело вампира под мышки и переложил его на пол, стараясь больше ничего не повредить. – Эх, у этих юношей такая горячая кровь, совсем не заботятся о комфорте других.

– Что ты, не злись, – с нежностью произнес Дамблдор, заново расставляя фигуры. – Твой ход, – он коснулся ферзем пальцев собеседника и тепло улыбнулся.

В это время зеваки, следившие за дракой, начали расходиться и терять к ней интерес. Гефестион, который все это время просидел за столиком, светился от счастья. И не только потому, что для свадьбы Эдварда и Стива он научился играть на балалайке несколько песен Джастина Бибера. Сейчас взгляд знаменитого полководца был прикован к экстравагантной даме, стоявшей у барной стойки. Гефестиону нравилось в ней решительно все – и блестящее обтягивающее платье, и диковинная шляпа, и боа с разноцветными перьями, и туфли на высоченных каблуках.

– Чего желаете? – великий полководец решил сразу же перейти в наступление – упустить такую женщину было бы непростительной стратегической ошибкой.

– Здоровеньки булы, – дама повернулась к Гефестиону и выпрямилась во весь рост. Такого подвоха полководец не ожидал. Рядом с этой высокой женщиной при всем своем немалом росте он почувствовал себя Дюймовочкой.
Прошло несколько минут, прежде чем Гефестион обрел дар речи и смог выговорить:

– Здоровеньки… Як вас звуть?

– Верка, – оживилась дама, – Вот приехала к вам с гастролями. А вы неплохо знаете украинский. Не киевлянин часом?

– Нет, – смутился Гефестион. – Понимаете, есть одна артистка. Она мне очень нравится. Я даже украинский выучил, чтобы исполнять ее песни. На балалайке, – уточнил он.

– Да ты шо! – Верка хлопнула его по плечу, – И какая песня любимая?

– «Все будет хорошо».

– Дак это же моя песня!

– Так вы и есть та самая Верка Сердючка? – удивлению знаменитого полководца не было предела.

– А як же! – добродушно ответила дама. – А ты кто будешь?

– Гефестион, великий… – начал было полководец, – Не важно. Зовите меня просто Гефестион.

– Гифик, ты мне не «выкай», – сразу предупредила Верка, – я женщина молодая. А будешь выкать, горилкой с пивом напою!
Гефестион предпочел не уточнять, что такое горилка, и что бывает, если смешать этот колдовской напиток с пивом, а только заметил:

– Что-то все приуныли, тебе не кажется?

– Дак я же лучшая тамада на свете! – скромно призналась Верка, – Бери свою балалайку, Гифик, раскачаем этот бар!

В этот момент мимо них как раз проходил Локи. Гефестион узнал его по длинному черному плащу. Должно быть, Локи хотел остаться незамеченным, но когда кто- то неожиданно, но весьма ощутимо ткнул его пальцем в спину, он резко обернулся:

– Чего тебе, смертный? – мрачно спросил Локи и снял свой капюшон.

– Да мы тут решили народ порадовать и песни спеть, – объяснил Гефестион.

– И какого Сусанина… – начал было Локи, но заметив неподалеку фигуру Старка, тут же замолчал. Похоже, в голове бога обмана созрел новый коварный план.

– Хорошо, я станцую, – согласился он.

– Тогда бегом к шесту! – Гефестион взял свою балалайку, схватил за руку Верку, и они вместе поднялись на сцену.

– Ну и шо все такие кислые? – начала свое выступление Верка, – Гифик, заводи свою балалайку! Ой, не буду горевать, буду танцевати!

Как только в зале заиграла песня «Все будет хорошо», у шеста появился Локи. Он скинул свой черный плащ, и, оставшись в одних зеленых стрингах, начал выделывать всякие па. Старк, допивавший в этот момент пятый бокал шампанского, моментально переключил свое внимание на Локи.

Бог обмана так призывно изгибался под каждое изменение ритма, что Тони не мог не залюбоваться. Он так и просидел с приоткрытым ртом и горящими глазами до того момента, как музыка начала сходить на нет, а Гефестион перебирал струны балалайки все медленнее.

Алкоголь в крови Старка настойчиво подсказывал, что надо подойти к Локи и обязательно с ним заговорить. Тони нетвердой походкой подковылял к стриптизеру и сунул ему в трусы купюру. Только Старк собирался уйти, как был грубо пойман за руку. Обернувшись, он увидел наклонившегося к нему Локи.

– Старк, я тебе не шлюха, - прошипел тот. – Забери деньги.

– А ты не изменился с нашей последней встречи, северный олень. Все так же ведешься на провокации, – усмехнулся Тони. – Пойдем, поговорим по старой…вражде.

Локи, приняв его руку, соскочил со сцены и был тут же укутан в плащ.

– Слушай, если б ты сразу сказал о своем таланте, мир захватил бы тут же. К нам бы со всех галактик слетались посмотреть на сексуального правителя в одних стрингах и шлеме.

– Старк, ты, кажется, хотел о чем-то поговорить? – спросил Локи, выхватывая из его рук только что принесенный бокал и придвигая к себе. – Тебе хватит, а я слишком трезвый, чтобы понимать тебя.

– Да что здесь понимать-то! Дураком раньше был, не замечал тебя совсем. Все-таки, чем меньше на человеке одежды, тем больше обнажается его… – Тони окинул взглядом фигуру бога обмана, – …душа. Ты одинок и мечтаешь о внимании. Я тоже одинок и готов поделиться своим вниманием. Как говорится, ты привлекателен, я чертовски привлекателен, так почему бы не попробовать?

– Ты сумасшедший.

– Ладно, если тебя не привлекают чувства, могу предложить кое-что материальное. Хочешь, прокачу на своем Бентли? – ослепительно улыбнулся Старк.

– Ты случайно не путаешь меня со своими цыпочками? Я не ведусь на дорогие машины и милых щенков. Смени тактику, Старк.

– Во-первых, я не одну из своих, как ты говоришь, цыпочек, не возил на переднем сидении. Это особая привилегия – сидеть рядом с Тони Старком. А тебя возьму. Хоть на колени. А во-вторых… У меня там для тебя подарок. Ты кое-что потерял в прошлой битве, не забыл?

Локи побледнел и с подозрением уставился на собеседника.

– Он у тебя?

– Да. Пойдем, покажу? – подмигнул Тони.

Бог обмана молча встал и, плотнее закутавшись в плащ, направился к выходу.

Едва он залез в машину, радостно подобравшись к желанному предмету, замок двери за его спиной щелкнул.

– Всегда мечтал узнать, зачем тебе этот жезл. Уж не для повышения ли мужской силы? Проверим, красавчик? – Старк тронулся с места, дав Локи время на размышления. Ровно столько, сколько потребуется, чтобы добраться до его дома.

Тем временем на кухне Грелль осмотрел рану Шерлока и, найдя ее крайне опасной, решил позвонить со служебного телефона своему знакомому.

– Алло? – нетерпеливо произнес он, когда на том конце провода сняли трубку, – Грег, солнышко, ты не мог бы к нам приехать? У нас тут небольшое происшествие, без тебя никак не справиться.

Видимо, собеседник ответил что-то язвительное, отчего Грелль закатил глаза и состроил недовольную гримасу.

– Ты у меня в долгу, Грегори, не забывай об этом. Жду через тридцать минут. И без опозданий, – он повесил трубку и обратился к сидящему на стуле Шерлоку, ласково потрепав его по волосам: – Не переживай, доктор Хаус скоро будет.

Грелль познакомился с ним несколько лет назад, когда пришел забрать душу погибшего от врачебной ошибки пациента. Подобного рода задания попадались ему часто, но в этот раз циничный и эксцентричный доктор заставил его задержаться чуть дольше.
Грелль понаблюдал за его поведением и нашел Хауса занимательным. Он кардинально отличался от всех врачей, по чьей вине гибли люди. Даже его манера поведения с окружающими вызывала у Грелля если не уважение, то хотя бы любопытство. Хаус никого не боялся, говорил, что думал и, казалось, презирал весь род людской. Греллю симпатизировали подобные взгляды. Спустя какое-то время Сатклиффу снова пришлось вернуться в ту же больницу. Он ни капли не удивился, когда виновником смерти оказался все тот же доктор. Греллю показалось интересной возможность побеседовать с ним и рассказать о целях своего пребывания в операционной, где Хаус только что не смог спасти пациента.

Как Сатклифф и ожидал, его появление не вызвало ничего кроме скепсиса и здоровой доли цинизма. Но Хаус воспринял его как некую разновидность своего коллеги, так что со временем (а Греллю часто приходилось наведываться в больницу, хотя и не только по причине операций Хауса) они даже подружились.

Однажды Сатклифф пришел за душой человека по имени Джеймс Уилсон и обнаружил рядом с его постелью Хауса. Он еще не раз удивился в тот вечер. Мало того, что всегда надменный Грегори без всякой насмешки попросил его сохранить жизнь этому человеку, да еще и признался, что этот Уилсон его лучший друг. Подумав немного, Грелль согласился. С тех пор Хаус был у него в долгу, о чем Сатклифф не преминул ему напомнить.

– Это здесь, – высокий мужчина в очках указал Хаусу на Грелля и Шерлока длинной палкой с двумя лезвиями на конце.

– Грег! – Сатклифф схватил его за рукав и потянул за собой, – Вот пациент, ты должен его вылечить.
Хаус резко дернул рукой, чтобы Грелль от него отцепился, кинул взгляд на Шерлока и безапелляционно произнес:

– Раздевайтесь.

Шерлок подозрительно покосился на него, но все же снял сначала дырявое пальто, затем потертый пиджак и ботинки. Когда дело дошло до нижнего белья, Хаус его остановил.

Пока они были заняты осмотром, Грелль подошел к высокому мужчине, все еще стоявшему на кухне и кокетливо спросил:

– Уилли, а что ты делаешь сегодня вечером?

– Работаю, – сурово ответил Спирс, отодвигаясь от слишком близко пристроившегося Грелля, – Как и вы.

– У него волчанка, – произнес Хаус, заканчивая осмотр.

Грелль ахнул и приложил руку к груди, изображая ужас. Шерлок отрешенным взглядом посмотрел на свою одежду, разбросанную по полу, а Уильям только приподнял левую бровь.

– Необходима госпитализация, – сказал Грегори.

– Я не могу, – запротестовал Шерлок, вскакивая со стула, – У меня исследования, мне каждый вечер нужны бутылки!

– Больной, сядьте, – Хаус надавил рукой на плечо Шерлока, заставляя его опуститься обратно.

– А волчанка, это…опасно? – робко поинтересовался Грелль.

Хаус кивнул. Сатклифф побледнел, попятился назад и наткнулся на Спирса.

– Уилли… – он прижался к нему и заплакал. Спирс не рискнул оттолкнуть его и обнял в ответ.

Наблюдавший за этой сценой Шерлок взглянул на Хауса и поднялся.

– Больной, сядьте, – предупредительно отозвался Грегори. – И оденьтесь. Госпитализация неизбежна.

Но Шерлок уперся и отказался не только ехать в больницу, но и одеваться:

– Неужели вы все настолько примитивны, что не понимаете?! Мне нужны бутылки!

– А что с ним будет, если он не поедет в больницу? – всхлипывая, спросил Грелль.

– Смерть, – с усмешкой ответил Хаус, после чего Сатклифф еще крепче вцепился в Спирса.

– Я никуда не пойду без бутылок, – решительно заявил Шерлок.

Хаус раздраженно вздохнул, запустил руку в карман брюк, извлек небольшую стеклянную баночку с викодином и протянул ее Холмсу.

– Выпьешь – забирай. А сейчас госпитализация, – он спрятал банку обратно в карман, наблюдая, как Шерлок быстро натягивает брюки.

Грелль вытер слезы и улыбнулся. Спирс по-прежнему обнимал его.

Тем временем Стив пробрался сквозь толпу гостей, озираясь по сторонам и стараясь не привлекать к себе излишнего внимания. Все были заняты - кто выпивкой, кто друг другом, так что ему удалось пробраться в самый дальний угол зала практически незамеченным.

Стив еще раз бросил осторожный взгляд в сторону гостей, убедился, что Тони нигде не видно, и потянул на себя ручку подсобки. Каково же было его удивление, когда среди швабр и пустых ящиков из-под вина он увидел страстно целующихся Эдварда и Джейкоба.

– Как ты…– от внезапно нахлынувшего отчаяния у Стива перехватило дыхание. – Как ты мог?
Эдвард с поразительной быстротой выскочил из объятий Джейкоба и протянул руку к Роджерсу. Каллен хотел схватить Роджерса за запястье, но тот увернулся.

– Стив… – виновато начал Эдвард, – Пойми правильно…

– Да что тут понимать? – вспылил Роджерс, впиваясь взглядом в фигуру Каллена.

– Я тебе говорил, что мы с Джейкобом…– Эдвард перевел взгляд на Блэка, а потом снова на Роджерса. – Стив, извини, наша свадьба была чудовищной ошибкой.

Эдвард, чувствуя свою вину, отвернулся в сторону и ушел вглубь подсобки, позволяя Джейкобу обнять его со спины. Стив некоторое время попеременно смотрел то на одного, то на другого, а потом с размаху захлопнул дверь и быстрыми шагами направился в зал.

– Ай! Поаккуратней! – взвизгнул Грелль, которого он задел локтем.

Но Стив даже не услышал его. Глаза жгло изнутри, но он был слишком зол, чтобы заплакать. Ему хотелось уйти как можно дальше, чтобы не видеть никого из присутствующих и не отвечать на вопросы. Но дверь бара, как назло, была заперта. Роджерс хотел было выбить ее, но тут же поймал грозный взгляд мужчина с секатором. Стиву стало немного совестно, и он тихо пробормотал:

– Извините.

Вернувшись обратно в бар и устроившись у барной стойки, Роджерс закрыл лицо руками, стараясь ни на кого не смотреть. Скорее бы уже закончился этот балаган, чтобы можно было вернуться домой и все забыть. Если такие вещи вообще можно забыть…

– О чем задумался, красавчик? – раздался за спиной соблазнительный женский голос.

Стив обернулся и увидел перед собой невысокую темноноволосую женщину в одном кожаном белье. Незнакомка обольстительно улыбнулась ему. Не успел Роджерс что-либо ответить, как женщина протянула руку и схватила его за галстук, притягивая к себе.

– Тебя оскорбили? Унизили? – с вызовом прошептала она, глядя Стиву в глаза. – А хочешь, я унижу тебя еще сильнее? Да так, что ты на коленях будешь ползать и просить, чтобы я сделала это еще раз?

Стив сглотнул и против своей воли кивнул. Он понятия не имел, почему согласился, но эта женщина с первой секунды излучала невероятную силу. Он просто не рискнул ей перечить.

– Хороший мальчик, – усмехнулась она и, отпустив его галстук, присела на соседний стул. – Ирэн Адлер.
Она протянула ему руку, которую Стив робко поцеловал. Женщина улыбнулась.

– Умница, ты очень быстро учишься, – покровительственно произнесла она. – А теперь познакомься, Ангелина Дюлес.
Ирэн обернулась и указала на женщину в неприлично коротком красном платье, неспешно приближавшуюся к ним.

– Ты будешь звать ее Мадам Ред.

Стив еще раз кивнул, не рискуя ничего произнести, потому что не был уверен, что сможет контролировать свой голос.

Ангелина подошла и, наклонившись к Роджерсу так, чтобы ему отчетливо была видна ее пышная грудь, взяла его за подбородок.

– Так вот ты какой… – тихо произнесла она, закусив пухлую губу.

– Мы с Ангелиной давно искали мужчину, – произнесла Ирэн и, обернувшись в сторону гостей, позвала Себастьяна: – Принеси нам ключи от верхней комнаты. И мой чемоданчик с инструментами. Ну, ты знаешь.

Пока Стива увлекали за собой обе женщины, Коулсон с сожалением смотрел ему вслед, рассеянно поглаживая карточки. Как только за ними закрылась дверь, он вздохнул и отвел взгляд.

– Фил!

Коулсон вздрогнул, ощутив, как чья-то тяжелая рука легла на плечо. Он быстро спрятал карточки в полах пиджака и обернулся.

– Ник… – облегченно выдохнул он.

– Мне нужна моя зарплата! – Фьюри грозно взирал на него налившимся кровью глазом.

– Это к молодоженам, – машинально ответил Коулсон.

– Свадьба не состоялась! – рявкнул Фьюри. – Я тут что, бесплатно столько времени проторчал?
Фил смутился и посмотрел по сторонам. Большая часть гостей была уже в состоянии кондиции. Алкогольные пары витали в воздухе, а на сцене под аккомпанемент Гефестиона зажигательно пела Верка Сердючка.

– Они как раз у алтаря, – Коулсон указал на выступавших, – И, кажется, счастливы.

Фьюри сощурил свой глаз и принялся расталкивать локтями толпу, пробираясь к сцене.

В этот день бар все-таки повидал свадьбу.